Погибшие во второй мировой войне
 
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30
 
Яндекс.Погода

Илья Абаев: «Я перешел в «Локомотив» без раздумий»

 
 Тренировка «Локомотива» давно закончилась, игроки, раздав с десяток интервью перед телекамерами, один за другим разъезжались по домам. И только мой будущий собеседник – основной вратарь команды Илья Абаев все никак не появлялся из тренажерного зала. Перед тем, как уединиться для разговора я все-таки заботливо спросил Илью: «Может, сначала поужинаете?». Он, со свойственной для себя немного загадочной улыбкой, покачал головой: «Сначала поговорим. Потом все остальное – и домой». Так и сделали. Дебютант «Локомотива» временами отвечал на вопросы пользователей нашего портала, болельщиков клуба иногда быстро и односложно, а иногда старался разъяснить свою позицию. Но от ответов в любом случае не уходил.
 

Результат игры со «Спартаком» был закономерен

- Илья, многие болельщики хотели бы через это интервью познакомиться с вами поближе.
- Если получится. Я не против. Когда меня просят об автографе или хотят сфотографироваться, никаких вопросов никогда не возникает.

- Судя по интересу к вашей персоне, у вратаря Абаева уже появились свои почитатели. Но вот после матча со «Спартаком» у некоторых возникли вопросы: что случилось, почему вы провели этот матч не столь уверенно, допускали неточности при приеме мяча. Может быть, дождливая погода оказала влияние на состояние поля? Или же знали о возможном приезде главного тренера Капелло и переволновались, хотели показать, как говорится, «товар лицом»?
- Капелло?.. Нет, я не сказал бы, что вся эта атмосфера наложила свой отпечаток. Наоборот, хотел быстрее вступить в игру. Просто мне не так много били по воротам. Поэтому - все в порядке. Я чувствовал уверенность в своей команде, никаких дополнительных волнений не испытывал. Никаких сомнений в партнерах - тоже.

- Готовились тщательнее, чем обычно?
- Мы провели хорошую подготовку. Разобрали игру соперника, наметили план, как действовать против «Спартака». Я думаю, что игра это и показала.

- Насколько опасны для вас такие нападающие, как Мовсисян?
- В каждой команде есть игроки, которые умеют хорошо завершать атаки, являются лидерами нападения. В «Спартаке» это, возможно, Мовсисян. Конечно, в период подготовки к матчу мы уделяем внимание всем и конкретно каждому из игроков соперника.

- Результат игры против «Спартака» был закономерен?
- Я думаю, что закономерен.

- Как вы оцениваете свои действия в этом матче?
- Мог в каких-то моментах сыграть лучше…

- Расскажите поподробнее, как состоялся ваш переход в «Локомотив»? Есть ли у вас агент?
- Мой переход прошел без участия какого-либо агента.

- Но, может, была проведена какая-то работа, для того, чтобы попасть в «Локомотив»?
- Нет. Я еще раз говорю: никакой работы не было.

- Этот звонок был неожиданным для вас?
- Да. Позвонили представители клуба. Спросили, хочу ли я играть в «Локомотиве»?

- И вы сказали: да…
- На этот вопрос я ответил – да. Без раздумий.

- С переходом из «Волги» вопросов не возникло?
- Нет, потому что в контракте была опция, позволяющая мне уйти, если поступит подобное предложение, а клуб - заплатит определенную сумму. Считаю, что по отношению к «Волге» я поступил абсолютно честно. Я всегда говорил, что, если поступит предложение из московских клубов премьер-лиги, то могу уйти. Что и произошло. Со стороны «Волги» ко мне никаких претензий по поводу ухода не возникло. Все всё понимали.

В том, что я считаю для себя родным клубом «Торпедо», нет ничего странного

- В своих интервью вы нередко подчеркивали, что ваш родной клуб – это «Торпедо». А вот один из болельщиков «Локомотива» даже немного обиделся: почему, мол, любимой не является ваша нынешняя команда?
- Просто в «Локомотиве» я совсем недавно. Сегодня это моя команда, за которую я играю и стараюсь делать здесь все максимально профессионально. Как и остальные ребята. А что касается «Торпедо»… Ну, если я провел там фактически десять лет, как я еще могу высказаться о «Торпедо»? Пусть я в высшей лиге практически и не сыграл, выходил пару раз не больше, но первую тренировку провел с командой, будучи еще в десятом классе. А последний матч – в 2008-м. Все это время был в «Торпедо». И отец там играл, и дядя. Поэтому я даже не знаю, почему у кого-то из болельщиков могут быть обиды по этому поводу. Так сложилась моя судьба.

- А какой след оставили в вашей памяти «Анжи», «Волга»?
- В «Анжи» я начал играть, что называется по-большому. Стал основным вратарем, вышел с командой в премьер-лигу. Об этой команде остались очень хорошие, теплые воспоминания, хотя временами, особенно в бытовом плане, приходилось тяжеловато. Это был совсем другой «Анжи», нежели тот, который мы видим сейчас. Времена сложные во всех планах. Мы сначала бились в первой лиге за выживание, потом вышли в премьер-лигу, выиграв турнир в первом дивизионе.

- В то время команда проживала постоянно в Махачкале. Вы часто выходили в город? На улицах было спокойно?
- Выходили не часто. Обстановка в целом вроде бы была нормальной. Хотя, как-то услышали стрельбу прямо около нашей тренировочной базы. А в остальном… Скучновато было порой в дни отдыха команды, потому что все время проводили на базе. Даже иногда думалось: лучше бы тренировались, чем просто так сидеть без дела. Но в любом случае, я доволен временем, проведенным в «Анжи», потому что этот период закалил меня во всех отношениях. И в спортивном, и в моральном, и в бытовом.

- А какие впечатления от пребывания в «Волге»?
- Немного двоякие. Я пришел, когда там главным тренером работал Омари Михайлович Тетрадзе. Поначалу все складывалось хорошо, стали выигрывать. А потом Тетрадзе ушел, руководство поменялось, и результаты команды уже стали не те, на которые мы рассчитывали. Не думал, что в итоге станем бороться за выживание. Но это продолжалось два года. К тому же у меня за это время случилось несколько неприятных травм.

- Может, это судьба клуба такая?
- Может быть.

В 28 лет вратаря уже поздно воспитывать

- Тренер вратарей «Волги» Александр Гутеев как-то сказал, что вы пришли в команду уже сформировавшимся вратарем в профессиональном плане. И что-то менять в вашей манере игры было практически бесполезно.
- Я пришел в «Волгу» в 28 лет. Наверное, в этом возрасте футболиста действительно поздно воспитывать. Многие в 28 уже заканчивают.

- Согласен. Но не зря же говорят: век живи - век учись. Вы сейчас в «Локомотиве», команде, которая борется за медали чемпионата. Наверное, всегда есть что-то, к чему хочется стремиться?
- Знаете, то, что уже натренировано, что заложено с детства… Все это поменять в корне уже не получится.

- Но я-то скорее говорю о совершенствовании.
- А вот совершенствоваться надо постоянно. Любому человеку, любому спортсмену, профессионалу. Бесспорно. Но при этом нельзя говорить о какой-то коренной переделке игрока. Это нереально.

- Тогда я конкретизирую свою мысль. Сейчас все вратари усиленно учатся играть ногами. Тренеры премьер-лиги говорят при этом о современной тенденции во вратарском деле. Сергея Песьякова из «Спартака» критикуют и специалисты, и болельщики, что он такой манерой поведения подчас создает стрессовые ситуации у ворот. Эта тенденция коснулась вашей команды? И разве это не передел основ вратарского мастерства, который по своей природе призван играть, прежде всего, руками?
- Думаю, что у нас при игре в защите совсем другая тактика. Я не должен рисковать и разыгрывать мяч, если существует опасность у ворот. Мы работаем на тренировках, уделяя внимание в том числе и игре ногами. Но по ходу матча я все должен делать предельно аккуратно. Не акцентировать внимание только, допустим на игре ногами, как основном своем игровом элементе. И, если, «Спартак», о котором вы упомянули, возможно, и готов рисковать сзади, разыгрывая мяч, то мы играем по-другому. Я этим не должен заниматься.

- Тренер вратарей спартаковцев Валерий Клеймёнов недавно рассказал в нашем разговоре, что процентов 60 тренировочного времени вратари их команды уделяют внимание игре ногами. Учитывая современные тенденции. А как у вас?
- Мы этим занимаемся меньше. Кстати, вы упомянули о Сергее Песьякове... Я, если честно, не очень понимаю, почему его так часто критикуют. Он хороший вратарь. Много игр, а может и больше всех в нынешнем сезоне провел на ноль. Это объективный показатель. Разве не так? Ну, а что касается каких-то недочетов, ошибок по ходу игры, то они ведь случаются у всех. Потому что это футбол.


С Гилерме виделись только однажды

- Скажите, Илья, у вас есть какие-то свои методы общения с защитниками по ходу игры? Все-таки за время вашей карьеры вам пришлось играть в разных командах, с разными игроками, многие из которых говорят на иностранных языках...
- Ну, а игра – то остается той же самой. С известными всем правилами. В «Локомотиве» я нашел контакт с игроками довольно быстро, со всеми познакомился. А по поводу налаживания контакта с защитниками… Для этого есть свои тактические упражнения, перестроения и так далее. Все происходит довольно-таки быстро. В «Локомотиве» квалифицированные футболисты, поэтому с ними не возникает абсолютно никаких проблем. Все понимают по-русски.

- Насколько громко вы повышаете голос во время матча?
- Настолько громко, чтобы меня услышали.

- Слышат всегда?
- По-моему, да.

- И все понимают с первого раза?
- С первого. Дополнительного раза не требуется.

- Один из болельщиков задает вам вопрос, но при этом считает, что вы не станете на него отвечать, поскольку мы отправим вопрос в «корзину»…
- А какой вопрос-то?

- Что вы сами думаете о сопоставимости уровня игры вратаря Абаева с уровнем «Локомотива»?
- Эти уровни друг другу вполне соответствуют.

- Бывший основной вратарь «Локомотива» Гилерме, как известно, лечится после операции на «крестах». Вы с ним знакомы?
- Мы были с ним знакомы скорее заочно. А пообщался с ним только перед отъездом на операцию. «Кресты» - это на полгода. То есть, считайте до конца чемпионата.

- Действительно, это очень сложная травма. Пока вылечится, пока обретет прежнюю форму, уверенность. Тут ведь есть, наверное, и какой-то психологический момент? Чтобы заиграть как прежде, не боясь рецидива. Так ли?
- Это, наверное, больше со стороны так кажется. Я по себе знаю: как только врачи говорят, что проблем со здоровьем нет, а тренеры позволяют работать в общей группе, то обо всех старых болячках сразу забываешь. По крайней мере, я в игре уже никогда про операции, которые перенес, не вспоминал. Бегал, прыгал…

С Дасаевым созваниваемся до сих по

- Вы наверняка смотрите иностранные чемпионаты, наблюдаете за игрой лучших вратарей мира. Что-то подмечаете для себя?
- Как сказать… Стараюсь смотреть, если есть время. Особенно, когда остаемся на базе. А что про вратарей сказать? Конечно, их игра давно поменялась. Вратари стали активнее играть ногами. В большей или меньшей степени… Все зависит от той тактики, которую выбирают команды на игру.

- А вам-то вратарю как кажется? Это оправданно или нет?
- Опять-таки, все идет от того, как тренер видит игру своей команды. Вот и весь ответ.

- Главное, как мне кажется, не увлекаться этой тактикой. Потому что в природе вратаря заложена культура игры руками. В большей степени. А кому-то возможно вообще менее комфортно играть ногами. Действуя в позиции этакого либеро.
- Ну, я все уже ответил. А остальное – ваша точка зрения. Если бы вы были тренером, то она, наверное, была бы другой.

- Конечно. Она была бы тренерской… Илья, болельщики интересуются, кто был вашим кумиром в детстве? И был ли кто-то вообще?
- В детстве, когда занимался футболом, я смотрел с интересом за игрой Яшина, Дасаева.

- Но это немного разные времена. Яшин играл гораздо раньше Дасаева.
- Ну и что? Это самые известные наши вратари.

- Кстати, вы знакомы с Дасаевым?
- Хорошо знаком. Он же был тренером в «Торпедо».

- Действительно, вы ведь еще застали в «Торпедо» его приход в этот клуб. Что можете сказать о нем, как о тренере, о человеке?
- Мне очень нравилось работать с ним. Было интересно. Это знакомство оказалось очень приятным. Мы даже по сей день созваниваемся.

- Дасаев вам многое дал?
- Конечно многое. Постоянно делился опытом, рассказывал разные интересные вещи. Разбирали каждый игровой эпизод. Подсказывал, как можно было лучше сыграть в том или ином случае. У вратаря много законов, футбольных канонов по которым мы играем. А общение с Дасаевым – это, конечно, очень интересный опыт.

- Перед игрой со «Спартаком» не созванивались?
- Незадолго до матча был разговор.

- Секреты друг другу клубные рассказывали?
- Да, ну. Какие секреты…

- Скажите, Илья, спрашивает один из болельщиков: какой футбол вам импонирует больше – «Барселоны» Гвардьолы или «Реала» Моуриньо?
- Трудно сказать.

- А в принципе вам испанский чемпионат нравится?
- Нормальный чемпионат. Я все их понемногу смотрю, но какой-то особенно выделить не могу. Так, чтобы сказать, что вот этот чемпионат – мой любимый… Такого нет. Я не фанат зарубежного футбола.

Свободного времени хватает лишь на то, чтобы побыть в семье и погулять с ребенком

- Психологически вы уверенно чувствуете себя в команде первым номером?
- Чувствую совершенно спокойно.

- А какие отношения сложились у вас с другим вратарем «Локомотива» - Крешичем?
- Вполне нормальные, хорошие даже.

- Насколько интересно или комфортно общаться с иностранными футболистами типа Буссуфа, Диарра?
- Языковой барьер все-таки присутствует, поэтому я бы не сказал, что у нас этого общения много, но какое-то есть. Они абсолютно нормальные ребята, профессионалы своего дела. Проблем нет и быть не должно. Тот же Диарра, к примеру, может остаться после тренировки и что-то отрабатывать индивидуально. Это нормальное явление. Человек знает свое дело.

- С кем вы уже успели наладить в команде самые тесные взаимоотношения?
- Ну, я бы не сказал, что такие уж очень дружеские отношения существуют, потому что я в команде недавно. Да и как-то времени на прочие отношения вне поля, помимо тех, что выстаиваются на тренировочных занятиях, попросту не хватает. Не говоря уж о том, что сейчас я стараюсь как можно чаще бывать дома, поскольку у нас совсем недавно родился ребенок.

- Первый?
- Первый. Мальчик, ему всего четыре с половиной месяца.

- В таком случае спрашивать о том, будет ли он футболистом – не стану.
- А вы и не получите утвердительного ответа. Этого сейчас никто не знает.

- Получается, что вы некоторое время назад практически одновременно испытали своего рода психологический стресс. В положительном смысле, конечно. Это и переход в «Локомотив», и рождение первенца.
- Так и было. Ребенок появился на свет практически одновременно с подписанием контракта. Все совпало очень здорово.

- Малыш по ночам дает спать?
- Дает. Правда, все ночные проблемы на себя взяла жена, но малыш в любом случае ведет себя очень спокойно.

- Как я понимаю, со свободным временем у вас сейчас сложно. Футбол, семья…
- Все свободное время - в семье. Выбираться, конечно, пока никуда нельзя. Только, если погулять с ребенком. С коляской.
В «Локомотиве» я готов делать все, что мне скажут

- Илья, вы в команде недавно. Но и главный тренер Леонид Кучук пришел в «Локомотив» только в новом сезоне. Команда меняется. В прошлом сезоне все только и склоняли ее игру, а сейчас раздают всевозможные эпитеты. А как вы видите, ощущаете атмосферу «Локомотива», который ворвался в лидеры? Может что-то меняется на ваших же глазах. Суть разговоров, отношения между людьми, тренерские установки?
- Да нет, я ничего особенного не замечаю. Все это время идет серьезная и скрупулезная работа. Ни эта работа, ни сам тренер расслабиться не дают. Все идет четко. И, как я понимаю, по плану.

- Я не видел пока тренировок Кучука. Как они вам, насколько интересны? Дело ведь в том, что этого специалиста до его прихода в «Локомотив», у нас знали довольно мало. Может быть, вы можете сравнить сегодняшние тренировки под руководством Кучука с теми, которые проходили у вас в прежних командах?
- Вы знаете, после тех клубов, где я был, чтобы добиться результата и играть в таких условиях, как в «Локомотиве» я делаю и готов делать абсолютно все. Скажут через бревно прыгать? Буду прыгать, если это принесет результат.

- С точки зрения профессионала все верно.
- Поэтому я так говорю. И не разделяю: на эти интересы, и на другие. Работа есть работа. Тем более, когда она, повторюсь, дает результат.

- Какие матчи из тех, что вы успели провести в «Локомотиве» вам запомнились больше всего?
- Самый запоминающийся? Наверное, мой дебютный, когда мы выиграли у «Краснодара». Минувшая игра со «Спартаком» - тоже из тех, которые надолго остаются в памяти.

- На вас посмотришь со стороны, вы совершенно спокойны. Внезапно появились в топовом российском клубе, быстро стали там вратарем №1. И, как будто бы ничего не случилось! Это вы так умело скрываете свое волнение? Оно же должно присутствовать хотя бы от понимания вашей теперешней ответственности…
- Ответственность конечно большая и даже очень большая, но почему, например, она была меньше в том же Нижнем Новгороде? Там команда, пропустив один гол, в 99 процентах случаев проигрывала.


Уравновешенность – одно из важнейших качеств вратаря

- Логично. Но, может быть здесь давление со стороны публики, прессы, руководства другое? Иные цели и задачи…
- Давление… А там давление грозило тем, что команда вообще может покинуть Премьер-лигу. Так что там поверьте мне, давление тоже было немаленькое. Другое дело, оно могло быть несколько своеобразное, отличное от нынешнего. Да, тут ставят совершенно другие задачи. Но задачи в любом случае всегда ставятся. В каждом клубе. А передо мной они практически всегда одинаковые – это защитить ворота. Я всегда ответственный за пропущенный мяч. И где это происходит, здесь или в Нижнем Новгороде, какая разница? А давление вообще не должно довлеть надо мной. Если ты выходишь на поле и думаешь только о нем или о том, что как бы не пропустить… Из этого вряд ли что хорошее может получиться. Надо выходить и играть. И получать удовольствие от самого процесса. Вот и все. Тем более, что я действительно пока никакого особого давления на себе не испытал. Слава Богу. Грех жаловаться.

- Ну, вы же видите, насколько серьезное давление идет на игроков того же «Спартака», с которым вы, правда, играли при пустых трибунах. А вашу команду, насколько я помню, провожали на игру со спартаковцами факелами, с напутствиями.
- Знаете, я с уважением отношусь к тем людям, которые болеют за ту команду, в которой ты выступаешь. У меня все складывается хорошо. Я чувствую себя в команде комфортно.

- Вы такой спокойный по натуре или занимаетесь каким-то тренингом?
- Нет, ничем таким специальным никогда не занимался. Уравновешенность – одно из важнейших качеств вратаря.

- Вот такой к вам вопрос болельщика. Вратарь Александр Рыбка возобновил тренировки в составе киевского «Динамо» после двухгодичного перерыва из-за дисквалификации. Отслеживаете ли вы те препараты, которые вам рекомендуют врачи команды или же полностью доверяетесь их рекомендациям? Ведь большинство допинговых скандалов происходит не по вине спортсменов, а тех людей, которые прописывают им различные препараты.
- У нас опытные врачи – профессионалы. Они также наравне с футболистами отвечают за то, какие препараты нам дают, и которые мы применяем. Насколько я знаю, когда спортсмена дисквалифицируют из-за применения допинга, врач также теряет работу. Поэтому в интересах обеих сторон не делать ничего противозаконного. Врачам не давать ничего запрещенного, а игрокам – применять. Я даже не сомневаюсь, что в «Локомотиве» с этим делом все совершенно чисто. Под высоким уровнем контроля.

Прыгучесть у меня во многом заложена от природы

- Со времен Руслана Нигматуллина в РФПЛ не было такого прыгучего вратаря, как вы, считает один из болельщиков. Любой ваш сэйв сопровождается эффектным прыжком. Эти способности вам прививали тренеры или это ваши собственные заслуги?
- Я думаю, что конечно какая-то прыгучесть у меня заложена от природы. Но при этом я постоянно совершенствуюсь.

- А сами себя вы считаете прыгучим вратарем? Все-таки рост у вас приличный. Не мешает?
- А при чем тут рост? Вы же, наверное, смотрите легкую атлетику? Там прыгуны сейчас под два метра. Даже выше.

- Да, но там все-таки прыжки в высоту, а вы не планку спиной перелетаете, а совершаете самые разные прыжки за мячом, на разной высоте. И от земли, наверное, отталкиваетесь по-другому.
- Прыжок есть прыжок. Плюс постоянная тренировка. Поддерживаю, то, что есть. Есть немало различных прыжковых упражнений. Есть занятия в тренажерном зале. А возможно эта прыгучесть еще в какой-то степени развилась от того, что я в детстве занимался баскетболом. У меня мама мастер спорта по баскетболу.

- Неплохо получалось?
- Еще как! Для того возраста и уровня – очень неплохо.

- На кольце после броска не висели?
- Могу. Почему бы и не повисеть.

- А еще какие-то виды спорта вас интересуют?
- В Москве всегда ходил на баскетбол, на ЦСКА. Хотя ребят из команды больше интересовал хоккей. И я ходил, но по возможности…

- Один из болельщиков задает вам непростой психологический вопрос: как у вас складываются отношения с самим собой?
- (Смеется). С самим собой у меня нет проблем.

- 32 года. Это солидный возраст для вратаря?
- Ну что значит солидный? Хороший возраст. Самое время играть.

- А вы еще не думали о том, чем будете заниматься после завершения карьеры? После футбола? Или постараетесь остаться в нем?
- Пока еще никакого четкого плана нет.

- А кто вам в этом серьезном вопросе могут быть советчиками: жена, родители?
- Советчиками? Я думаю, что этот выбор мне, прежде всего, надо будет делать самому, потому что это серьезный выбор. Не просто какое-то дело, но и профессия, от которой хотелось бы получать удовольствие. С этим надо будет жить, этим заниматься…

- Я согласен. Просто бывает ведь по-разному. Сначала человек захотел уйти от футбола, заняться чем-то совершенно иным. Бизнесом, например. Но не получилось Потянулся к тому, что вроде бы ближе. К тренерской работе.
- Может быть и так. Вообще у меня есть кое-какие задумки, но о них пока рано говорить.

- Ну да. Тем более, что, решив вроде бы стать тренером, бывшие футболисты быстро убеждаются: игра в футбол и тренерство – это все-таки разные профессии.
- О тренерской профессии я тем более не могу ничего говорить.

Новую прическу выдумал не я. Стилист предложил

- В конце 2007-го года вы давали интервью, в котором прозвучали такие слова: хочу играть в Премьер-лиге! И вот по итогам 2009-го вы оказались в ней вместе с «Анжи». Считаете ли вы свои мысли материальными? И, если да, то чего теперь более всего вы хотите?
- Я хотел бы уточнить, что такие мысли - играть на высшем уровне, у меня возникли гораздо раньше. Другое дело, что я, может быть, не произносил их вслух. Да и мой путь до Премьер-лиги оказался, возможно, длиннее, чем я думал. У меня и раньше возникали какие-то варианты перехода в московские команды, но все время что-то срывалось. Слава Богу не опустил руки. Сейчас я в солидном клубе. И совершенно ни о чем не жалею, и ни на что не жалуюсь.

- А что касается материализации ваших мыслей?
- Я думаю, в этом что-то есть.

- Поэтому следующую цель, как я понимаю, вы уже поставили?
- Моя следующая цель – выиграть какой-то титул с «Локомотивом». Кубок, чемпионат.

- Это реально?
- Абсолютно реально. Просто свои материальные мысли надо подкреплять реальными делами. Я не думаю, что в профессиональном плане моя игра стала лучше или как-то серьезно изменилась. А вот наши результаты во многом изменились благодаря команде. Что же касается наших с командой лучших матчей, то я не сомневаюсь: они еще впереди. Мне вообще нравится выигрывать.

- Не могу в заключение не спросить про вашу прическу: это чье изобретение? Ваше личное или жена подсказала?
- Все вышло совершенно случайно.

- Ну как случайно?
- Да абсолютно случайно. Старая прическа немножко поднадоела. Много лет была. Хотя с другой стороны и изменять ее не очень хотел. Но как-то зашли в парикмахерскую и там девушка предложила сделать вот такой вариант.

- Девушка – это парикмахер, стилист?
- Ну да. Решил попробовать. Оказалось, что очень удобно, совершенно не мешает в игре.

- Может фартовой оказалась?
- Не знаю. Все может быть. Но я же все время говорю: ко всему прочему нужны еще и конкретные дела.

- А остальное приложится…
- Совершенно верно. И фарт, и удача, и результаты, конечно.
 

Ссылка: http://www.fclm.ru/ru/info/articles/?id_4=6847